наверх

Документы
Решение Совета Адвокатской палаты Челябинской области

06.29.2022 

Решение Совета Адвокатской палаты Челябинской области
Отчёт ревизионной комиссии за 2021 год

03.31.2022 

ОТЧЕТ «Ревизионной комиссии по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Челябинской области за период с 01.01.2021 r. по 31.12.2021г.»

Больше документов

Решение Совета АПЧО по дисциплинарному производству в отношении адвоката

02.06.2020

 

 

РЕШЕНИЕ 

Совета Адвокатской палаты Челябинской области

по дисциплинарному производству  в отношении адвоката

 

Совет Адвокатской палаты Челябинской области, рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство в отношении адвоката, возбужденное распоряжением Президента Адвокатской палаты Челябинской области по Представлению Вице – президента Адвокатской палаты Челябинской области на нарушение законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, КПЭА, 

 

УСТАНОВИЛ:

 

        В Адвокатскую палату Челябинской области поступило представление вице-президента Адвокатской палаты Челябинской области (подпункт 2 пункта 1 статьи 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, далее – КПЭА, Кодекс этики).

В представлении вице-президента указано, что в сети Интернет обнаружена информация рекламного характера относительно адвоката, по своему содержанию не соответствующая требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвокатов. При этом адвокатом не предпринято мер по пресечению распространения данной рекламной информации.

В своих объяснениях в отношении указанных обстоятельств адвокат, не отрицая факта наличия указанной рекламной информации в сети Интернет и соглашаясь с неприемлемым содержанием такой информации, указал на свою непричастность к её размещению. Пояснил, что приведённая в представлении информация размещена ИП в нарушение условий договора на оказание рекламных услуг, о данных нарушениях адвокату не было известно до апреля 2020, когда он ознакомился с представлением вице-президента В настоящее время адвокатом приняты меры по пресечению распространения данной информации.

 Указанное представление было признано Квалификационной комиссией допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, которое было рассмотрено на заседании Комиссии.

Разбирательство в Квалификационной комиссии было осуществлено устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Перед началом разбирательства все члены Квалификационной комиссии были предупреждены о недопустимости разглашения и об охране ставших известными в ходе разбирательства сведений, составляющих тайну личной жизни участников дисциплинарного производства, а также коммерческую, адвокатскую и иную тайны.

При разбирательстве дисциплинарного производства квалификационной комиссией по указанным выше обстоятельствам проведена проверка, получены объяснения участника дисциплинарного производства, изучены представленные участником дисциплинарного производства документы.

 Квалификационная комиссия, как считает Совет адвокатской палаты, обоснованно на основании непосредственного исследования письменных объяснений и доказательств, представленных участниками производства, а также их устных объяснений, в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в документах, явившихся допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, установила следующие обстоятельства. 

 При осмотре сайтов в сети Интернет, проведённом вице-президентом Адвокатской палаты Челябинской области с.г.  установлено, что на ряде электронных ресурсов размещены следующие информационные сообщения:

1.     В рекламных блоках «Яндекс Директ»: 

«Лучший адвокат УК РФ ….», «100% результат по вашему делу».

2.     На главной странице сайта в сети Интернет по адресу https:// ru: 

«Адвокат……

98% ВЫИГРЫШНЫХ СУДЕБНЫХ ДЕЛ В 200!-201! ГОДАХ»

3.     На главной странице сайта в сети Интернет по адресу https:// ru: 

«Регулярное пополнение адвокатом своих знаний путём участия в профессиональных конференциях, прослушивания специализированных курсов, проводимых ведущими опытными юристами Российской Федерации, даёт возможность клиентам адвоката быть уверенными в его профессионализме и как следствие в положительном исходе судебных дел».

4.     В разделе «Биография адвоката» по адресу https://....

«Профессионализм Адвоката подтверждается большим количеством положительных судебных решений, вынесенных в пользу его клиентов». 

При этом на сайте указан номер телефона:, адрес. На главной странице сайта также размещено сообщение: «Здравствуйте, Вы находитесь на официальном сайте адвоката», и приведены сведения об адвокате: «Адвокат входит в реестр адвокатов Челябинской области (удостоверение №, регистрационный номер)».

По мнению Совета адвокатской палаты, Квалификационная комиссия сделала правильный вывод о том,  что наличие такой информации формирует у посетителя сайта обоснованное убеждение, что вся размещённая на данном сайте информация исходит от адвоката и характеризует его адвокатскую деятельность. В своих объяснениях от и на заседании Квалификационной комиссии  адвокат подтвердил, что сайт с адресом https://....ru используется им для размещения информации о своей адвокатской деятельности. 

В соответствии с пунктом 2.1.1. Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", утверждённых решением Совета ФПА от 28.09.2016 (Протокол № 7), на поведение адвоката в сети "Интернет" распространяются правила осуществления профессиональной деятельности, содержащиеся в законодательстве об адвокатской деятельности и адвокатуре, иных нормативных правовых актах, нормах профессиональной этики адвоката, решениях органов адвокатской палаты.

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:

1) оценочных характеристик адвоката;

2) отзывов других лиц о работе адвоката;

3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;

4) заявлений, намёков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

При этом, согласно пункту 2 статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат обязан соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции. Рекомендациями адвокатам по взаимодействию со средствами массовой информации, утверждёнными решением Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 21 июня 2010 года (протокол №5) установлены следующие правила:

7. Использование СМИ в рекламных целях не допускается …

7.2. Информирование о деятельности адвоката и организации, в которой он состоит, допускается … на официальных интернет-сайтах. Она должна содержать указание на фамилию, имя и отчество адвоката, наименование адвокатского образования, в котором он состоит, реестровый номер и наименование адвокатской палаты. Распространение анонимной информации об адвокате не допускается. 

Оценив материалы дисциплинарного производства в их совокупности, Квалификационная комиссия верно, как считает Совет адвокатской палаты признала, что адвокатом совершены нарушения указанных нормативных положений.

Квалификационная комиссия приходит к обоснованному  выводу, что информация, содержащаяся в таких формулировках, как «98% выигрышных судебных дел в 200!-201!годах», «100% результат по вашему делу»:

- может ввести в заблуждение потенциальных доверителей, поскольку отсутствует подтверждение соответствия этих сведений действительности;

- не содержит уточняющих сведений о методике расчёта указанного количества процентов и о толковании термина «выигрышное дело», что свидетельствует об отсутствии части информации, имеющей существенное значение для понимания такого сообщения с точки зрения непрофессионального потенциального доверителя;

- может вызывать у потенциальных доверителей безосновательные надежды относительно обещаемого адвокатом положительного результата выполнения поручения адвокатом.

Не вызывает сомнения вывод Квалификационной комиссии, что информация, содержащаяся в таких формулировках, как что «возможность клиентам адвоката быть уверенными … в положительном исходе судебных дел», и «Профессионализм Адвоката … подтверждается большим количеством положительных судебных решений», «Лучший адвокат УК РФ ----»:

- может вызывать у потенциальных доверителей безосновательные надежды относительно обещаемого адвокатом положительного результата выполнения поручения, и 

- содержит оценочные характеристики адвоката.

Тем самым процитированная информация, размещённая на официальном сайте адвоката, нарушает положения пункта 2 статьи 10 и пункта 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также подпункта 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Как считает Совет адвокатской палаты, Квалификационная комиссия всесторонне, полно и объективно оценила все представленные сторонами доказательства и, с учетом их тщательного анализа обоснованно признала   как несостоятельные доводы адвоката относительно того, что нарушения были допущены не им самим, а индивидуальным предпринимателем, выступавшим в качестве рекламораспространителя по договору на распространение рекламы, заключённому с адвокатом в качестве рекламодателя. Адвокат ссылается на то, что пунктом представленного договора на рекламораспространителя возложены обязанности, касающиеся содержания размещаемой рекламной информации. При этом Квалификационная комиссия верно указала следующее.

Представленный адвокатом договор с гражданско-правовой точки зрения является договором возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ), согласно которому исполнитель совершает определённые действия не по своему усмотрению, а по заданию заказчика. В силу указания статьи 783 ГК РФ к данному договору подлежат субсидиарному применению положения пункта 1 статьи 715 ГК РФ, предусматривающие право заказчика во всякое время проверять ход и качество работы, выполняемой подрядчиком. Данной нормой заказчику как субъекту частноправовых отношений предоставлено субъективное право контроля, которое может быть реализовано или не реализовано по отношению к подрядчику (исполнителю). Однако диспозитивный характер такого права заказчика и свобода его усмотрения в гражданско-правовых отношениях не отменяют необходимости соблюдения адвокатом обязанностей публично-правового характера, возлагаемых на него специальным законодательством и основанных на повышенных требованиях к адвокату как субъекту профессиональной деятельности. Привлекая третьих лиц по гражданско-правовому договору для фактического совершения отдельных действий (в том числе для распространения рекламной информации), адвокат, несомненно, остаётся ответственным перед адвокатским сообществом и потенциальными доверителями за действия таких фактических исполнителей. Более того, представляется, что адвокат, привлекая не являющихся адвокатами третьих лиц для фактического исполнения действий, касающихся вопросов осуществления адвокатской деятельности, не может не осознавать более высокий риск нарушения такими лицами специальных положений законодательства об адвокатуре, в связи с чем к подобным действиям адвоката должен предъявляться повышенный стандарт осмотрительности и систематического контроля за результатами действий привлечённых исполнителей. Иная трактовка позволила бы недобросовестным адвокатам избегать ответственности за нарушение Кодекса этики путём привлечения фактических исполнителей, выведенных из-под действия специального законодательства об адвокатуре. Порочность такого подхода очевидна.

Приведённый адвокатом довод также противоречит существу отношений по размещению рекламной информации, который вытекает из условий представленного договора и положений законодательства о рекламе. Квалификационная комиссия принимает во внимание, что согласно пункту 6 части 2 статьи 2 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» данный закон не распространяется на объявления физических лиц или юридических лиц, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, к которым можно отнести и объявления адвокатов. Вместе с тем, в силу прямого указания, содержащегося в пункте представленного адвокатом договора, его стороны приняли на себя обязанность выполнять требования частей 3-7 статьи 38 Закона «О рекламе». Как следует из содержания частей 6 и 7 статьи 38 Закона «О рекламе» в их взаимосвязи, именно рекламодатель несёт ответственность за такие нарушения законодательства о рекламе, которые касаются содержания информации, предоставляемой для создания рекламы. Данное положение основано на том обстоятельстве, что в силу статьи 3 этого же закона содержание рекламы определяется рекламодателем. Рекламораспространителем же является лицо, которое лишь предоставляет технические средства для доведения рекламной информации до сведения потребителей, и в силу этого не определяющее содержания рекламной информации и не отвечающее за соответствие информации установленным требованиям. Необходимо также отметить, что предмет представленного адвокатом договора определён сторонами в пункте как предоставление услуг «по распространению рекламной продукции Рекламодателя», из чего следует, что источником рекламной информации является адвокат, а не исполнитель по договору.

Квалификационная комиссия в своем Заключении верно  обратила внимание на то, что адвокат после возбуждения дисциплинарного производства принял меры по устранению отмеченных нарушений, в виде удаления части ненадлежащей информации с Интернет-сайта. Однако это само по себе подтверждает наличие у адвоката фактической возможности повлиять на содержание размещённой информации. Данная возможность не была реализована адвокатом до обнаружения нарушения органами Адвокатской палаты. Учитывая, что представленный адвокатом договор действовал с 201_ года, столь длительное бездействие адвоката по осуществлению контроля за фактическим содержанием размещённой рекламы, по проверке и корректировке содержания находящейся на сайте информации нельзя признать разумным и добросовестным. Адвокатом  не приведено никаких уважительных причин, которые бы объективно препятствовали ему в осуществлении контроля за содержанием непосредственно относящейся к нему информации, размещённой в интернете по его заданию.

Квалификационной комиссией также было установлено, что адвокатом лишь частично устранены отмеченные в представлении нарушения. Так, из представленных адвокатом материалов следует, что на дату заседания Квалификационной комиссии на сайте адвоката отсутствует информация о количественных показателях «выигрышных дел», однако сохраняется информация о «возможности клиентам … быть уверенными … в положительном исходе судебных дел».

Согласно пункту 2 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, если адвокату (адвокатскому образованию) стало известно о распространении без его ведома информации о его деятельности, которая не отвечает установленным Кодексом требованиям, он обязан сообщить об этом Совету. В Совет Адвокатской палаты Челябинской области на момент обнаружения нарушения и до апреля 2020 года не поступало сообщения адвоката о распространении информации о его деятельности без его ведома. Исходя из изложенных выше обстоятельств Квалификационная комиссия обоснованно, по мнению Совета адвокатской палаты, признала недостоверными утверждения адвоката о том, что ему не было известно о распространении указанной выше рекламной информации. Кроме того, адвокатом в материалы дисциплинарного производства представлен подписанный им акт об оказании услуг, датированный  ---2020 года, в котором зафиксирован факт размещения ненадлежащей рекламы. При этом в течение периода времени с ---- 2020 года по  апрель 2020 года адвокатом не предпринималось никаких действий по пресечению такой рекламы либо по направлению в Совет палаты сообщения в порядке пункта 2 статьи 17 Кодекса профессиональной этики.

Квалификационная комиссия сделала правильный вывод о том, что бездействие адвоката по пресечению распространения указанной информации, допущенное в период до апреля 2020 года, нарушает положения пункта 2 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката. 

Квалификационной комиссией была исследована ссылка адвоката на истечение сроков применения мер дисциплинарной ответственности. Согласно пункту 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения).

Размещение в сети Интернет информации ненадлежащего содержания подлежит квалификации как длящееся нарушение, поскольку заинтересованные лица имеют доступ к такой информации в течение всего периода времени, пока такая информация расположена на открытом Интернет-ресурсе. В связи с этим негативные последствия нарушения как для потенциальных доверителей, так и для адвокатского сообщества наступают не в тот момент времени, когда информация первоначально была внесена на Интернет-ресурс, а на протяжении всего периода времени, в течение которого такая информация воспринималась заинтересованными лицами. Материалами дисциплинарного производства установлен факт распространения ненадлежащей информации по состоянию на апрель 2020 года (что следует считать моментом обнаружения нарушения), и установлены факты последующего исправления части информации адвокатом и направления в Совет палаты сообщения, датированные  апрель 2020 года, что следует считать моментом частичного прекращения (пресечения) нарушения. Следовательно, установленные Кодексом профессиональной этики адвоката сроки давности применения мер дисциплинарной ответственности нельзя считать истёкшими.

На основании изложенного, по результатам разбирательства дисциплинарного производства Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Челябинской области путём голосования именными бюллетенями вынесла Заключение  о наличии в действиях адвоката нарушения норм подпункта 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», пункта 1 статьи 17, пункта 2 статьи 10, пункта 2 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката.
   

На заседании Совета адвокатской палаты адвокат пояснил, что согласен с Заключением Квалификационной комиссии.

          Изучив материалы  дисциплинарного дела, Совет Адвокатской палаты Челябинской области соглашается с заключением Квалификационной комиссии.

              При этом Совет палаты руководствуется положением ч.4 ст.24 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которым «Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления, сообщения и заключения комиссии».

Совет Адвокатской палаты делает вывод о том, что заключение Квалификационной комиссии обосновано, согласуется с доказательствами, имеющимися в материалах дисциплинарного производства. 

 При определении меры дисциплинарной ответственности Совет адвокатской палаты учитывает тяжесть допущенных адвокатом нарушений.

Установленные квалификационной комиссией нарушения адвокатом норм ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката порочат честь и достоинство адвоката, умаляют авторитет адвокатуры, нарушают профессиональные права других адвокатов, привели к подрыву доверия к адвокатской профессии, к адвокатуре. 

На основании изложенного, руководствуясь п.9 ч.3 ст.31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1 ч.1 ст.25 Кодекса профессиональной деятельности адвоката, Совет Адвокатской палаты Челябинской области 

                                           РЕШИЛ:

Признать в действиях (бездействии) адвоката  нарушения норм подпункта 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», пункта 1 статьи 17, пункта 2 статьи 10, пункта 2 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката   при    описанных в Заключении квалификационной комиссии обстоятельствах и применить к нему меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.
   

      Президент Адвокатской палаты

Подпись поставлена

 



Контакты

454080, г. Челябинск, ул. Сони Кривой, 83/Тернопольская, 6

(351) 225-18-37

ap.office74@gmail.com

Подписаться на новости

Подписаться на новости ФПА РФ могут только зарегистрированные пользователи

Обратная связь